Большая космическая ложь

Чт 30 мая 2019

Время чтения: 4 min

Много лет назад, когда я прочитал «Дюну» Френка Герберта, мне показалось странным, что кто-то может представить космическое будущее настолько мрачным. То же относилось и к Вархаммеру 40К. А сегодня я считаю, что они лишь слегка копнули в настоящую бездну.

В действительности, общий позитивный настрой научной фантастики, особенно во второй половине прошлого века, был лишь реакцией на исторические события того времени. Времени, когда лошади и мечи использовались параллельно с баллистическими ракетами и ядерным оружием, а США высаживались на луну одновременно с признанием гражданских прав чернокожих. Тогда казалось, что прогресс в одной области неизбежно влечет за собой и другие: например, что компьютеры позволят рационально организовать общество, а интернет сплотит и образумит человечество.

Но, на самом деле, принципы, запрещающие подобные связи, были известны задолго до ракет и компьютеров. В философии это

Принцип Юма (гильотина Юма) — принцип, утверждающий невозможность перехода от суждений со связкой «есть» (описательных) к суждениям со связкой «должен» (содержащих предписание) исключительно на основании логики.

А в математике (точнее, теории искусственного интеллекта),

Тезис ортогональности — утверждение, что интеллект и цели агента являются независимыми величинами, т.е. может существовать агент с абсолютно любой их комбинацией.

В нашем случае это означает, что степень технологического развития цивилизации никак не связана со степенью ее духовного развития. То есть, как межзвездная феодальная цивилизация Дюны, так и США 60-х не противоречат сами себе, хотя на этом и настаивает интуиция.

Сегодня читатели понимают это куда лучше, чем полвека назад. Поэтому и современная фантастика в среднем уже ближе к Черному зеркалу, чем к космическому коммунизму Стругацких.

И так бы и продолжалось это погружение в бездну безысходности, если бы не Илон Маск. Ему действительно удалось воскресить идею, что возможно все. В прошлый раз я писал, как он это сделал. В этот раз расскажу, зачем.

Все, кто более-менее в теме, знают, что колонизация Марса как способ диверсификации человечества совершенно нерентабельна. Конечно, его исследование представляет огромный интерес для целого ряда наук, но то же можно сказать про любую планету; да и понятно, что на одной науке не создать независимую колонию. Марс — не более чем дань научной фантастике, в которой он пользовался избыточным вниманием. И Илон слишком умен, чтобы не знать этого. Тогда зачем?

Конфликт интересов. Это понятие из юриспруденции, которое, как мне кажется, стоит ввести в наш повседневный лексикон. Оно описывает ситуацию, в которой экономические или другие стимулы заставляют субъекта лгать или злоупотреблять властью. Именно поэтому мы никогда не доверяем продавцам подержанных автомобилей или политикам: сама суть их работы предполагает постоянный конфликт интересов. Но есть и куда менее очевидные конфликты.

Даже если не знать ничего об экономике, юриспруденции и космосе, все равно невольно задаешься вопросом: а с какой это стати сразу несколько очень богатых людей запустили частные космические компании примерно в одно и то же время? Илон Маск говорит, что хочет исследовать Солнечную систему и колонизировать Марс; Джефф Безос (кстати, начавший раньше Маска) хочет перенести производства с Земли на космические станции; и так далее.

Чтобы понять, что они могут скрывать, надо сначала понять, что они хотят получить от своего ракетного бизнеса. Допустим, они просто пришли к выводу, что космические запуски теперь прибыльны и решили ими заняться; но тогда непонятно, зачем нужны дополнительные оправдания. Не подходит. К тому же, SpaceX уже разрабатывает новый межпланетный корабль, который куда сложнее обосновать экономически, если ограничиваться только рынком коммерческих запусков. Должно быть что-то еще.

Недавно я составил подробную инфографику с перечислением возможных отраслей космического бизнеса в ближайшем будущем. В частности, спутники связи прямо сейчас активно запускаются SpaceX. Это самая простая, но далеко не самая прибыльная отрасль. Следующим технологическим порогом после самих коммерческих запусков будет добыча астероидов. И вот тут начинается самое интересное.

По оценкам астрономов, по Солнечной системе летают сотни астероидов, каждый из которых дороже, чем годовое ВВП всего мира. Я не буду сейчас углубляться в физику, астрономию и геологию вопроса; скажу лишь, что многие специалисты сходятся во мнении, что тот, кто преодолеет этот порог, станет первым в мире триллионером. И это только начало.

На данный момент земные законы не запрещают частным лицам добычу полезных ископаемых с астероидов. Да даже если бы и запрещали, в космосе нет полиции, чтобы ловить нарушителей. Теоретически, можно запретить им импорт на Землю, но, к тому времени, когда этот вопрос встанет, технологии уже будут достаточно развиты, чтобы корпорации могли переезжать в космос целиком, формируя новую, независимую и неподвластную Земле экономику. И править ей с высокой вероятностью будет один из тех миллиардеров, кто владеет собственной ракетной компанией сегодня (или его потомок; или, в худшем возможном случае, акционеры). Это и будет космический феодализм Дюны.

Но и это еще не самое страшное. Если Черный аттрактор действительно существует, то цивилизация, дошедшая до космического феодализма, обречена. Даже если у нее впереди еще миллионы лет жизни, к этому моменту механизм саморазрушения уже запущен, и остановить его невозможно. Дальнейшая экспансия и развитие будут лишь планомерным скатыванием к горизонту событий.

И в этом состоит самая горькая ирония. Погоня за властью всегда заканчивается разрушением, сколь бы чисты ни были мотивы к ней. В конечном счете не имеет значения, лжет Илон Маск или искренне хочет помочь человечеству. Перчатка Бесконечности может только разрушать. Даже на руке Тони Старка.