Манхэттенская дилемма

Пт 19 Июль 2019

Время чтения: 3 min

Когда все закончилось, в Лос-Аламосе возникло ужасное возбуждение. Все устраивали вечеринки, и мы носились повсюду. Я забился в угол джипа и там бил в барабан и все такое. Но один человек, я помню, Боб Вильсон, сидел подавленный и безучастный.
– Почему ты хандришь? – спросил я его.
Он сказал:
– То, что мы сделали, – ужасно.
Я удивился:
– Но ведь ты сам начал это. Именно ты вовлек в это всех нас.
Понимаете, что со мной случилось, что случилось со всеми нами? Мы начинали с добрыми намерениями, потом усердно работали, чтобы завершить что-то важное. Это удовольствие, это очень волнующе. И перестаешь думать, знаете ли, просто перестаешь. Боб Вильсон оказался единственным, кто еще думал об этом в тот момент.
Вскоре я вернулся к цивилизации и поехал в Корнелл преподавать, и мое первое впечатление было очень странным. Я не могу его понять до конца, но мое чувство было очень сильным. Например, я сидел в ресторане в Нью-Йорке, смотрел на здания и, знаете ли, начинал думать о том, каков был радиус разрушения от бомбы в Хиросиме и тому подобное… Как далеко отсюда 34-я улица… Все эти здания – разрушенные, стертые до основания и все такое. И когда я проходил мимо и видел людей, возводящих мост или строящих новую дорогу, я думал: они сумасшедшие, они просто не понимают, они не понимают. Зачем они делают новые вещи? Это же так бесполезно.
Но, к счастью, эта бесполезность тянется вот уже почти сорок лет, не так ли? Я оказался не прав, думая, что бесполезно строить мосты, и я рад, что и те, другие люди, были достаточно разумны, чтобы продвигаться вперед.
– Ричард Фейнман, участник Манхэттенского проекта

В 1939 году Эйнштейн подписал коллективное письмо, в котором европейские ученые предостерегали президента США о возможности разработки Германией ядерной бомбы. Оно послужило причиной начала американской ядерной программы – Манхэттенского проекта. Да, Эйнштейн оказался неправ, и горько пожалел о своем решении. Задним числом легко его обвинять. И тем не менее, оказавшись на месте Эйнштейна в 1939-м, я поступил бы точно так же. Потому что альтернатива была хуже.

Манхэттенская дилемма – выбор между съедением запретного плода и голодом.

К этой модели можно свести очень многие технологии. На одной чаше весов, здесь и сейчас – наши родные и близкие, половины из которых не было бы в живых, если бы не технологии. На другой чаше – наши далекие потомки, которым придется сражаться с терминаторами, копать руду на астероидах и беспокоиться о том, как бы им на голову не свалилась ядерная боеголовка.


Технология Выгода сейчас Последствия в будущем
Манхэттенский проект Третий рейх не получит ядерное оружие первым Риск ядерной войны
Ядерная энергия Дешевая энергия Радиоактивные отходы
Ископаемое топливо Дешевая энергия Изменение климата
Сельскохозяйственные удобрения Победа над голодом Похожие техпроцессы для химического оружия
Интернет Слишком долго перечислять Всеобщая слежка, десоциализация
Автономные роботы Автоматизация рутинного труда и безопасность Кризис автоматизации и автономное оружие
Освоение космоса Инфографика на тему Пост на тему (и еще один)


Впрочем, независимо от того, какая чаша весов перевешивает, наше интуитивное представление о добре и зле всегда говорит: лучше съесть запретный плод и разобраться с последствиями позже, чем голодать. Так что прогресс неизбежен. Нам остается лишь предсказывать его последствия и предупреждать о них мир.