«Черный аттрактор» теперь и на YouTube

Вс 02 Сентябрь 2018

Время чтения: 9 min

Кажется, парадокс Ферми оказался золотой жилой. Пока я работал над очередной итерацией гипотезы Черного аттрактора, журналисты зачем-то откопали первую итерацию и представили ее как сенсацию.

Пусть уж тогда предыдущий пост останется неизменным, а для обновления гипотезы я буду каждый раз пересобирать ее с нуля. Вот ее текущая версия:

Текст ниже повторяет содержание видео.


Сказать, что Вселенная очень большая и очень старая – все равно, что не сказать ничего. Предполагать, что при таком разнообразии начальных условий лишь один их набор смог породить цивилизацию — значит отрицать практически все, что мы знаем о законах природы. И даже если это так, каждое новое открытие в астрономии только подтверждает, что Земля вовсе не уникальна. Но как тогда мы можем быть одиноки во Вселенной?

Примерно так формулируется парадокс Фе́рми. Или Ферми́. Или вообще Циолковского, который предложил его раньше. Не важно.

Все решения парадокса можно разделить на две группы. Первая группа пытается доказать, что цивилизаций, с которыми мы могли бы вступить в контакт, еще не существует. Обычно это достигается подгонкой вероятностей зарождения жизни и развития разума. Но это автоматически означает, что наша цивилизация уникальна в своей маловероятности, что она какая-то особенная… Так же, как в свое время особенными считались Земля, Солнце, Млечный путь… Конечно, ученые не хотят снова натыкаться на те же грабли, и поэтому недолюбливают решения первой группы. Но лучше ли альтернатива?

Вторая группа исходит из противоположной идеи: пусть мы не уникальны. Пусть во Вселенной существует огромное количество цивилизаций как младше, так и старше нашей. Но все они… погибают. Ну а куда еще им деваться?

Более того. Поскольку мы не уникальны, мы также должны погибнуть по какой-то неизвестной причине. И этот вывод делает парадокс Ферми одной из самых пугающих загадок, стоящих перед современной наукой. И, конечно, мое решение принадлежит второй группе.

Ну вот, еще один пророк апокалипсиса нашелся. Если даже ты можешь предсказать, какая катастрофа погубит человечество, то почему ни одна цивилизация прошлого не смогла этого избежать? И почему мы должны наступать на те же грабли, особенно зная об их существовании?

Очень хороший вопрос. Действительно, почему люди наступают на грабли, на которые им уже многократно указали? Нельзя отрицать, что это происходит. Люди продолжают жечь ископаемое топливо, хотя знают, что это приводит к изменению климата. Государства продолжают накапливать ядерные арсеналы, хотя знают, что их использование равносильно самоубийству. Банки продолжают выдавать кредиты, даже если знают, что экономический кризис произойдет с минуты на минуту. Казалось бы, даже ребенок может избежать таких ошибок. Так почему огромные институты, полные профессионалов — не могут?

Это может звучать парадоксально, но большая организованная группа людей совершает ошибки, которые не совершил бы ни один из ее участников сам по себе. Этот парадокс хорошо объясняет Ноам Хомский в видео «Институциональная иррациональность». Я еще вернусь к тому, как она работает в частном случае Черного аттрактора.

Большинство решений парадокса Ферми через гибель цивилизаций так или иначе предполагают, что цивилизация как целое ведет себя иррационально — например, уничтожает себя в ядерной войне, изменяет климат планеты и вымирает, не сумев приспособиться, и тому подобное. Проблема с этими объяснениями в том, что они недостаточно универсальны. Жизнь может зародиться на планете, где нет ядерного топлива, или климата, или вообще в открытом космосе. Например, несложно представить себе живые солнечные паруса, получающие энергию из света звезды и использующие для размножения астероиды. Воображение природы всегда оказывается сильнее нашего. Мы просто не можем решить парадокс Ферми перебором всех возможных форм жизни. Нужно найти такое объяснение, которое логически следует из самого определения жизни.

Есть несколько альтернативных определений жизни из разных областей науки. Физик Эрвин Шрёдингер в книге «Что такое жизнь с точки зрения физики» говорит, что жизнь — это процесс, создающий локальную концентрацию порядка (или низкой энтропии) за счет обращения всего остального в беспорядок (или высокую энтропию).

Другой физик, Александр Уисснер-Гросс, предложил считать живыми (а точнее, разумными; но в рамках этой гипотезы разница несущественна) объекты, стремящиеся максимизировать количество возможных вариантов собственного будущего. На самом деле эти два определения эквивалентны, но полезно будет держать в голове оба.

Наконец, биологи используют для отделения живого от неживого список признаков, таких, как обмен веществ, рост и размножение, хотя не все его пункты обязательны к исполнению. Для парадокса Ферми особенно важны рост и размножение, поскольку именно необходимость поддерживать рост должна вытеснять жизнь за пределы родной экосистемы.

Но что, если люди просто проецируют собственные амбиции на совершенно иных существ? Почему инопланетная цивилизация не может, например, остаться на родной планете и жить в гармонии с природой?

Потому что никакой гармонии в природе не существует. Жизнь, какой мы ее знаем — это постоянная борьба насмерть между непрерывно развивающимися организмами. Остановиться в развитии — значит проиграть эту борьбу. К примеру, на Земле существуют племена, которые не присоединились к остальной цивилизации и остались на этапе охотников-собирателей; но они никак не могут остановить наше развитие. Всегда найдется тот, кто сделает следующий шаг и получит конкурентное преимущество. Это не всегда хорошо: например, гонки вооружений происходят по той же причине. Но именно поэтому человечество впервые вышло за пределы Земли в период холодной войны. И это лишь начало.

Джон Льюис в книге «Mining the Sky» предсказывает, что тот, кто найдет способ извлекать полезные ископаемые из астероидов, станет первым в истории триллионером. Возможно, что именно этим объясняется растущий энтузиазм частных космических компаний. Богатства космоса безграничны. Достаточно лишь подойти и взять.

Я не знаю, зачем человеку может понадобится триллион долларов, но желающие заполучить его несомненно найдутся. И не только среди людей. То же самое относится и к любой другой форме жизни – даже к восставшему против нас искусственному интеллекту.

Но с космической экспансией ради ресурсов есть несколько проблем. Во-первых, рассчитывать, что более развитая цивилизация будет хотя бы обращать внимание на менее развитые — наивно. Как рабочие без раздумий сносят муравейник на месте строительства дома, так же и межзвездные цивилизации будут одним взмахом лопаты уничтожать обитаемые миры. Бизнес есть бизнес.

Но для решения парадокса Ферми нам все еще нужно объяснить, что губит самую развитую цивилизацию, которой не страшны ни конкуренты, ни естественные катастрофы. Единственное, что может их уничтожить — собственная иррациональность. И вот как это может произойти.

Пусть некие живые существа Алиса, Боб и Чарли одновременно стартуют с родной планеты в одинаковых космических кораблях. Ресурсы кораблей ограничены, однако, они могут добывать новые ресурсы с других небесных тел. С их помощью они могут заправляться, а также строить новые корабли.

Каждый из троицы находит по астероиду. Допустим, Алиса нашла астероид C-типа, из которого можно добыть много топлива и построить еще один корабль. Бобу достался астероид M-типа, который можно переработать на множество новых кораблей — скажем, 10. Наконец, Чарли по чистой случайности наткнулся на S-тип, едва ли не полностью состоящий из драгоценных металлов. Переработав свой астероид и отправив продукты на родную планету, он покупает там 100 новых кораблей, в процессе обрушая металлический рынок. Наконец, все новые корабли отправляются дальше.

Количество новых ресурсов, которые присваивает каждый из героев на новом шаге цикла, в среднем пропорционально тому, что он уже добыл на всех предыдущих шагах. Это не что иное, как геометрическая прогрессия. Несложно посчитать, что через некоторое количество циклов практически все корабли рассмотренной цивилизации будут принадлежать Чарли.

Как мы помним, Чарли — живое существо. Именно это позволяет нам утверждать, что он продолжит расширять свой флот вместо того, чтобы построить на первом же астероиде виллу и лежать в гамаке. Но самая важная часть моего решения кроется в предсказании того, что будет делать Чарли после того, как завоюет господство в космосе.

Большинство ученых, размышлявших над парадоксом Ферми, полагают, что его корабли продолжат разлетаться по галактике во все стороны, и полностью захватят ее в течение миллионов лет — срока долгого для нас, но относительно короткого по меркам космоса. Собственно, это и делает парадокс Ферми парадоксом — непонятно, почему корабли Чарли до сих пор не достигли нас. Я же предлагаю другую модель.

Я считаю, что завоевание максимального пространства не позволяет Чарли неограниченно увеличивать свою свободу в будущем, как того требует определение Висснера-Гросса, и уж тем более не отвечает определению Шредингера. Чем больше пространство, по которому распределены ресурсы, тем сложнее их контролировать. Это хорошо известно колониальным империям на Земле. Более логично будет собирать все ресурсы в одном месте.

Причем, начиная с некоторого уровня технологического развития, ресурсом является практически любая материя, потому что в теории все можно использовать либо как строительный материал, либо как топливо. Следовательно, слово «ресурсы» в этом контексте можно заменить словом «материя».

Но у материи есть одно характерное свойство — она имеет массу. Масса объекта, в отличие от банковского счета, не может расти бесконечно. Рано или поздно он коллапсирует в черную дыру. Это и есть Черный аттрактор. И именно вокруг черных дыр непонятного происхождения я предлагаю искать остатки цивилизаций прошлого.

Стопэ-стопэ. У меня одного ощущение, что ты применяешь определение Висснера-Гросса, только когда оно подходит под твою гипотезу? Попадание в черную дыру — это прямая противоположность увеличения свободы в будущем. К тому же, рассчитать критическую массу может даже школьник. Так почему межзвездная цивилизация не сможет? К тому же, как вообще можно собрать столько материи в одном месте?

Ну, с количеством материи проблем нет. Имея достаточно времени и ресурсов, можно, даже без прорывных технологий, разбирать и перемещать звезды и планеты. Я не буду сейчас вдаваться в то, как именно это делается. Важно, что здесь физика не накладывает никаких ограничений, кроме скорости света. А на вопрос, может ли столь развитая цивилизация прозевать точку невозврата и схлопнуться в черную дыру, уже отвечал профессор Хомский. Еще как может.

Вернемся к нашему Чарли. Спустя тысячи лет после своего первого выхода в космос он — самое богатое существо в галактике. Его империя близка к критической массе — еще один процент, и она схлопнется. Чарли прекрасно об этом знает. Но вот незадача: оказалось, что Алиса все еще жива и строит собственную империю в десятке парсеков от Чарли. Рано или поздно их размеры сравняются, и тогда тот, кто отважится подойти к черте невозврата чуть поближе, получит преимущество. Чарли добавляет еще полпроцента, Алиса, видя это — девять десятых, и так далее. Кончиться это противостояние может только коллапсом одного из участников. И самое смешное, что второго это ничему не научит. Он будет следовать той же стратегии, пока не погибнет сам.

Отсюда и слово «аттрактор». Как бы ни вел себя каждый из представителей цивилизации, в целом ее будущее предопределено. И я считаю, что этим свойством должно обладать любое решение парадокса Ферми.

Я хочу, чтобы ты, дорогой читатель, полностью прочувствовал весь ужас и безысходность этого предсказания, прежде чем вселять в тебя надежду. Готов?

Допустим, что одна цивилизация во Вселенной смогла невероятной силой воли побороть свою тягу к самоуничтожению. Допустим, у нее есть достаточно времени, чтобы спасти или уничтожить все остальные цивилизации в пределах их космологического горизонта. И допустим, что они выбрали своей целью спасти как можно больше. Каковы их дальнейшие действия? Каким-то образом они должны будут запереть остальные цивилизации у их родных звезд, поставить преграду на пути их развития, взять на себя роль несправедливых угнетателей во имя общего блага.

И лучшая возможная судьба для человечества — это оказаться под их гнетом. Только так мы можем быть избавлены от привилегии принятия тяжелых решений и совершения тяжелых ошибок. Только ценой свободы можно победить Черный аттрактор.

Но это всего лишь теория. Как и любое другое решение парадокса Ферми, ее можно проверить только одним способом.