Неочевидные вопросы

Вт 30 января 2018

Время чтения: 1 min

Мы побывали на Луне и открыли Землю. Я утверждаю, что мы открыли Землю впервые.
– Нил Тайсон

Окружающий нас мир невероятно сложен. По разным оценкам, наши органы чувств передают в мозг от килобайта до мегабайта данных ежесекундно – и интерпретировать этот поток нужно в реальном времени, потому что в природе разница между жизнью и смертью может составлять миллисекунды. «В лоб» решить эту задачу невозможно. Так или иначе, нужно вводить упрощения. Для наглядного примера можете ввести в гугл «невидимая горилла».

Упрощения хороши в повседневной жизни, но в науке становятся едва ли не главным препятствием. Например, мы воспринимали пригодный для дыхания воздух как нечто само собой разумеющееся, пока не попытались воссоздать его на борту космического корабля. Да и само существование воздуха не было очевидно, пока кто-то на него не указал.

Для здорового человека способность нестандартно мыслить считается преимуществом – но лишь потому, что он все еще способен мыслить стандартно. Аутисты испытывают с этим проблемы, и уже с большим трудом взаимодействуют с обществом. Но их ошибки – ничто в сравнении с тем, что может вытворять робот, которого выпустили в мир без должной подготовки.

Вы могли уже слышать, как дилемма вагонетки неожиданно стала вопросом прикладного значения благодаря разработке самоуправляемых автомобилей. Это – лишь вершина айсберга. Целые разделы философии, мирно пылившиеся на полках веками, переезжают в разряд точных наук. Раньше мало кого интересовало, почему люди ведут себя так, а не иначе; не столько потому, что это бесполезный вопрос, сколько потому, что никому не приходило в голову его задать. Но теперь, наблюдая за неуклюжими попытками искусственного интеллекта решать задачи, над которыми мы даже не задумывались раньше, мы начинаем понимать: отодвигать философию на задний план было колоссальной ошибкой.