Эксперты и везунчики

Чт 15 февраля 2018

Время чтения: 2 min

«Эксперт — это человек, который уже совершил все возможные ошибки»
— Нильс Бор

Представьте себе армию, которая продвигается через джунгли, не имея современных средств навигации и не зная точно, где искать противника. Каждый шаг армии в целом стоит очень дорого. Очевидное решение – рассылать вперед разведчиков, каждого в своем направлении. Но какие именно инструкции им следует дать?

Вариант А: пройди вперед столько-то километров и возвращайся, если ничего не найдешь к тому времени. По дороге отмечай все, что может быть вражеским следом.
Вариант Б: иди вперед, пока не найдешь самого врага.

Едва ли кому-то неочевидно, какой вариант позволит армии продвинуться дальше, не говоря уж о том, чтобы победить (это А). Ответ очевиден потому, что пример намеренно упрощен до предела: мы легко можем смоделировать оба варианта в голове и оценить, какой из них лучше. Но в жизни обычно невозможно максимизировать желаемую величину непосредственно. Приходится строить многошаговые планы, и часто они оказываются некорректными.

Если в рассмотренном примере поставить промежуточную цель «максимизировать успешность разведывательных вылазок» (иначе: «минимизировать ошибку»), вариант Б станет более оптимальным. Да, если разведчик и вернется, то с успехом. Но гораздо вероятнее, что не вернется вообще никто.

Как бы глупо ни выглядела эта ошибка в упрощенном примере, я каждый день встречаюсь с ней в реальности. В сложных ситуациях практически никто не осознает, что путь минимизации ошибок как минимум неэффективен, как максимум – вообще не ведет к цели. И причина мне вполне понятна. Мало кто готов признать, что вокруг нас – все те же непроходимые джунгли; что зачастую мы понятия не имеем, а какую сторону идти. Готовые «карты местности от аборигенов», пусть и не имеющие ни малейшего сходства с реальностью, разлетаются как горячие пирожки. Но если у нас уже есть карта, то неуспешная вылазка разведчика начинает восприниматься совсем иначе. Теперь это не вопрос удачи, а его личная ошибка.

Чему эта модель соответствует в реальности? Пример: отказ от перераспределения ресурсов в обществе. Успешные люди, в особенности от информационных технологий – всякие Гейтсы и Цукерберги – это просто разведчики, которые по чистой случайности наткнулись на то, что искали. Позволить им просто забрать себе все трофеи – в чистом виде вариант Б. В долгосрочной перспективе это приведет к тому, что разведчиков не останется, и армию, застрявшую на одном месте, сожрут комары.

Единственный контрпример – врачи, у которых цена ошибки измеряется в совершенно других единицах. Но даже тут хреновая медицинская помощь обычно лучше ее отсутствия.

P.S. И еще один очень показательный пример. Накануне Великой Отечественной войны, пилотам-новичкам запрещалось практиковаться в сложных маневрах, чтобы, не дай боже, не разбить самолет и не отправиться в результате в гулаг. Результат — советские ВВС были выкошены практически под ноль в первых же сражениях. Но нам невероятно повезло. Советские летчики проявили сверхчеловеческие способности к обучению прямо в свободном падении, а советская экономика, которую так любят поливать экскрементами в любой политической дискуссии, смогла с нуля отстроить армию машин нового поколения. Я до сих пор не могу понять, как у них это вообще получилось.