Систематическая ошибка разработчика

Вт 08 мая 2018

Время чтения: 3 min

Ни один из знакомых мне людей не сомневается, что в войне Телеграма и Роскомадзора «светлую сторону Силы» представляет первый. С появлением интернета институты власти практически полностью потеряли контроль над технологиями, и, вероятно, уже никогда его не вернут. Хорошо это или плохо? Зависит от того, на чьей стороне технологии. Сейчас они на нашей. Но всегда ли это будет так?

Представьте себе недалекое будущее, в котором автоматизация производства дошла до той ступени, на которой любой человек может произвести любой предмет в собственном подвале при наличии нужных ресурсов. Тем временем узбекистанские мятежники свергли правительство и распродают в даркнете его запасы урановой руды. И тут кто-то выкладывает в общий доступ полную инструкцию по изготовлению компактной ядерной бомбы.

Можно придумать сценарии и похуже, вплоть до уничтожения Вселенной. Я прекрасно понимаю, почему никто не хочет поднимать этот вопрос: если не отвоевать свободу в настоящем, будущего может вообще не быть. Тем не менее, если не переключить рельсы вовремя, мы рискуем по инерции влететь в еще худшую ситуацию, чем та, из которой выбрались.

Чтобы понять, на чем основаны эти опасения, для начала разделим все человеческие профессии на два класса:

  • Разработчики – это люди, результат работы которых не существовал до выполнения ими этой работы.
  • Рабочие – это все остальные.

Грань между этими классами довольно тонкая. Например, хороший врач может быть разработчиком, а плохой – рабочим, даже если их служебные обязанности идентичны. Однозначно среди разработчиков находятся ученые и инженеры, включая IT-шников. Дальнейшие замечания в первую очередь относятся к ним.

Самое важное различие между классами заключается в их взаимоотношении со средствами производства. Рабочие сами по себе не обладают этими средствами и вынуждены продавать свой труд тем, у кого они есть – об этом как раз и писал Маркс. Например, оператору станка для работы нужен собственно станок, материалы и инструкции; официанту – ресторан и еда и т.д.

Разработчик же сам по себе является средством производства. Если замена одного официанта на другого практически никак не отразится на ресторане в целом, то замена разработчика может изменить вообще все. Нередко гигантские корпорации со многими тысячами рабочих существуют лишь за счет одного гениального инженера, и разваливаются вскоре после того, как он выходит на пенсию (или умирает от перенапряжения).

Короче говоря, предприятию выгодно ценить разработчиков и не ценить рабочих. В контексте рыночной экономики это означает, что, в отсутствии сдерживающих сил, условия труда разработчиков будут расти или оставаться неизменными, а условия труда рабочих будут падать, пока не пробьют дно – саму возможность выживания. Ситуация усугубляется тем, что в большинстве случаев рабочих гораздо легче заменить машинами – то есть, их выживание может вообще никого не волновать.

По этой причине не существует, например, профсоюза программистов: незачем объединяться против Системы, когда она уже на твоей стороне.

Но именно это и делает класс разработчиков наиболее уязвимым перед Системой. Если они не видят общей картины, то будут считать, что все работает замечательно; тогда, как на самом деле экономика готова в любой момент обрушиться из-за того, что у рабочих больше нет денег на покупку продуктов собственного труда (если кто-то не знал, то да, именно из-за этого происходят экономические кризисы). Это также означает, что разработчики будут сопротивляться практически любой власти: им кажется, что они и без нее справятся. Это и есть систематическая ошибка разработчика.