9/05

Ср 09 мая 2018

Время чтения: 1 min

Знаете, чем хороши истории с тегом «пост-апокалипсис»? В них у автора нет возможности списать аспекты мира или поведения персонажей на «так сложилось». У каждого действия каждого персонажа должна быть реальная мотивация. Это заставляет переосмысливать все, что мы принимаем как данность в реальной жизни. Просто зацените этот диалог из «Girls’ last tour»:

– А что такое «бог»?
– Не знаю.
– Его хотя бы можно съесть?
– Не думаю.

На мой взгляд, сложно придумать более подходящую сцену для разбора проблем современного мира, чем его руины. Это не значит, что я хочу разрушать мир: напротив, я делаю все возможное, чтобы препятствовать этому. В том числе, пишу этот пост.

Теперь от общего к частному. Какая сцена может быть более подходящей для рассказа о важности победы СССР во Второй мировой войне, чем альтернативная история, в которой он был побежден? Но мы все хорошо представляем, каких щей огребет автор, осмелившийся рассказать такую историю.

Какой сценарий может быть более подходящим для выяснения вопроса «Откуда берется зло?», чем рассказ о самом отмороженном отряде СС во всем Третьем рейхе, наполненный флешбеками, поясняющими, отчего каждый из его членов стал таким? Но мы все прекрасно знаем, что его автор будет немедленно обвинен в оправдании нацизма. Его даже не будут читать. Если вокруг творческой работы разворачивается скандал, публика неизбежно переключает внимание на него, игнорируя содержание самой работы.

Заметьте, я жалуюсь с позиции человека, который в значительной степени разделяет мейнстримный российский взгляд на историю Второй мировой. А каково тем, чье мнение отличается?